Мама, не отдавай меня Таможенному союзу. Размышления о страхах

  • Четверг, Авг 22 2013
Вспомнилось, год или более назад во Львове раздавали листовки против ювенальной юстиции «Мама, не отдавай меня ювенальной юстиции». Все это помнят.

Как бы это смешно ни звучало, но хочется, неизвестно которой мамы или папы взывать с мольбой не отдавать меня Таможенному союзу, читайте России.

Честно говоря, политику правящей партии мы уже давно все понимаем - выбирают нескольких козлов отпущения и за их клоунские выступления и глупо-залиблени фейсы продвигают выгодные для себя инициативы. Всем известный уже есть козел Табачник, дышит ему в спину по популярности козел Колесниченко.

Зарегистрировал он свою инициативу об изменениях внешней политики Украины. Честно сказать, я боюсь. Ведь когда-то я не верила и в закон о языках, не верила, что такое может быть. Так же как не веришь, или не хочешь верить, что тебе все же может упасть на голову кирпич посреди улицы, или твоя машина попадет в ужасную автокатастрофу. То есть такое возможно, но в это не верится, не хочется верить.

Но это произошло (Закон о языках) .И какие пламенные речи, никакие митинги или крики на площадях не помогли. Оно случилось. И забылось и привиклося. Ведь так, привыкли мы ко всему. Рабы привыкают ко всему. Более того, когда их выпускают на волю, они не выживают. Потому что не знают, что делать с той свободой.

Так и сейчас может быть: проголосует большинство за изменения внешнеполитического курса осенью, покричит оппозиция и ничего не сделает, потому что их меньше. Поэтому я вас очень прошу, уважаемая оппозиция, когда будет голосование этого законопроекта, заблокируйте трибуну, бросайтесь яйцами, сражайтесь. Наконец, придумайте что-то оригинальное, например, устройте танцы на столах Верховной Рады, только не дайте нам на законодательном уровне отречься от Европы.

У многих Колесниченко и его инициативы вызывают улыбку, которую вызывают блаженные пациенты соответствующих учреждений, однако у меня в той стране уже ничего не вызывает улыбки. Любая, казалось бы, несусветная чушь может получить статус удивительно серьезного и реального.

Есть основания так говорить, поняла, что у нас одновременно возможно то, что обычно невозможно и нереально, зато то, что в нормальном мире несовместимо с реальностью у нас вполне нормально решается и приобретает форму. Такая страна Навпакляндия.

Впервые основания так думать у меня появились в августе 2006 года. Тогда я впервые посетила Польшу. И кто-то в Интернете прочитал, что премьером при президенте Ющенко стал не кто иной, как В. Ф. Янукович.

«У вас точно какая-то странная страна», - сказала мне моя знакомая полька.

Так вот, я веду к тому, что у нас все возможно. А если примут таки закон об изменениях курса внешней политики? Мы все знаем, как это делается - социология, бла-бла-бла бла большинство украинском не хотят в Европу и все, есть, а крики, пучки не люблю это слово, «сознательных» не помогут. Не поможет и оппозиция, потому что она, грубо говоря, вообще может? Те трое лидеров мне скорее напоминают персонажей переработанной командой КВН «Кефир» песни - «Эти люди по жизни ходят хмуро, по квартирам ходят веселей: три баптиста, три веселых друга ...».

Плюс, не забывайте, что нашими политиками прежде всего управляют бизнес-интересы, а не идея, честь и так далее.

Поэтому сейчас мне очень страшно. Этот страх похож на тот, когда ты в детстве пришел из школы и знаешь, что в определенное время мама должна прийти с работы. Наступает тот час, а мамы нет, и нет, и нет .... На дворе темнеет, а ты сидишь в квартире и думаешь: а если с мамой что-то случилось? Вот такой у меня сейчас страх. Не рационален, истерический, фантастический. Когда встает вопрос: а что теперь будет?

Нечто подобное у меня было тоже, когда в 2004 году после второго тура президентских выборов объявили о победе Януковича.

Помню, как сейчас. Вечер, Львов, проспект Свободы. Навстречу мне бежит и чуть не плачет моя подруга:

- Ты слышала? Янукович президент! И что теперь будет?
У нас обоих тогда будто что-то оборвалось.
- И что - все напрасно ?, - в свете львовских фонарей смотрели мы то друг на друга, то на окружающий мир.

Нам тогда едва исполнилось только 17, мы даже не имели права голосовать, но переживали и боялись, ехали в Киев, мерзли и опять же боялись.

Прошло почти десять лет, мы пусть на уровне официальном, приблизились к Европе, как никогда раньше. Понятно, что соглашение об ассоциации не станет панацеей, но все же! Поэтому сейчас у меня опять тот страх. Непонятно наивно детский страх необъяснимое.

Я не хочу в Таможенный союз, не хочу в Россию ... Я понимаю, что нашей государственности еще очень и очень мало лет, и тот всю грязь на теле страны, накопившегося десятилетия, смоется за один раз. Я тоже не люблю Европу за их толерантность к определенным непонятных мне вещей. Я не люблю, когда борьбой за права называют определенные девиации человеческого поведения.

Так, везде есть свои минусы. Но все же я не хочу и дальше быть «белым негром псевдо-Европы». Поэтому, пожалуйста, не дайте сделать им того, что они сделали с языком, потому что опять же: все может быть, а оппозиция вновь скажет - «Не виноватая я! Он сам пришел! ».

Опубликовано в Блог

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены